СМИ о нас

11 Мая 2018

Posta Kids Club с Марией Николаевой: как воспитать билингва, если оба родители русскоязычные?

МАРИЯ НИКОЛАЕВА — директор English Nursery & Primary School

Жизнь в современном поликультурном мире невозможно представить без владения иностранными языками, и многие родители стремятся прививать своим детям владение вторым языком буквально с пеленок.

Мы обратились к постоянному автору Posta-Magazine Марии Николаевой, основателю и директору английских детских садов English Nursery & Primary School, с вопросом, как воспитать ребенка-билингва в русскоговорящей семье?

Можно ли привить ребенку интерес к иностранному языку в домашних условиях, если оба родителя — русскоязычные? Конечно, можно! И не к одному, а сразу к нескольким — вот только нужно решить, как именно вы будете это делать. В сенситивном периоде развития — от рождения и до 5 лет — все дети обладают уникальными лингвистическими способностями. Именно в этом возрасте у всех есть шанс стать билингвами — то есть одновременно развиваться на двух языках. Первый способ — обратиться к грамотным носителям языка, каждый из которых будет с самого раннего детства проводить с вашим ребенком несколько часов в день: играть, петь песенки, кормить и так далее. Начинать лучше не позднее чем в 8 месяцев, так как по теории американского ученого Патриции Коул именно в период с 8 до 10 месяцев открываются так называемые языковые каналы, и заинтересованное, эмоциональное общение на новом языке поможет ребенку в будущем легко его усвоить.

Существует также и второй способ — самим разговаривать с малышом на иностранном языке. Однако родители должны отдавать себе отчет в том, что даже если они очень хорошо выучили иностранный язык, то все равно делают много незаметных, но опасных ошибок — лексических, интонационных. Опасность их в том, что ВСЕ эти ошибки запомнит маленький ребенок, и в будущем его придется переучивать с языка «выпускника ИнЯз-а».

Важным условием домашнего обучения является также соблюдение правила: один человек — один язык. Если родители произвольно переходят с одного языка на другой в период формирования у ребенка базового, материнского языка, то малыш будет неизбежно обескуражен постоянно меняющимся языковым фоном, что негативно скажется на его речевом развитии.

Неожиданный ввод иностранного языка со стороны родителей может вызвать сильную протестную реакцию ребенка. Однако, если мама, например, с рождения говорит с малышом на двух языках (при условии очень хорошего владения обоими) и ее окружение отчасти пользуется вторым языком, в этом случае ребенок, как правило, воспринимает ситуацию двуязычия положительно, как естественную. В раннем детстве складывается особая зона комфорта ребенка, и одной из ее составляющих является язык коммуникации с матерью. Об этом очень точно писал известный советский и российский лингвист Виталий Григорьевич Костомаров: «Как не бывает двух матерей, так и не бывает двух материнских языков». Формирование материнского языка — процесс, который начинается еще в перинатальный период развития ребенка, продолжается в младенческом возрасте и вплоть до выхода ребенка в социум, язык которого может быть отличным от материнского.

С неиропсихологической точки зрения, при неожиданном переходе на новый язык, особенно со стороны матери, при нарушении принципа «один человек — один язык», у ребенка происходит потеря ориентиров, что приводит к сильному стрессу. Представьте себе — вы садитесь в машину, включаете мотор и... ваш автомобиль ведет себя как, например, лошадь — бьет копытом и пытается вас сбросить. Вы сбиты с толку, потрясены, пытаетесь быстро найти новый алгоритм поведения. Но у взрослого защитные и адаптивные механизмы психики уже выстроены, а у ребенка — еще нет. Такие неоправданные эксперименты приводят к регрессу в развитии ребенка, поскольку все силы малыша брошены на поиск выхода из ситуации. Тут не до развития, выжить бы!

Суммируя все вышесказанное, хочу еще раз подчеркнуть: привить ребенку интерес к новому языку можно, но для этого важно соблюсти определенные условия. Например, воспользоваться услугами носителей языка. Или договориться, что кто-то из родителей с рождения говорит с ребенком на другом языке (при этом между собой родители могут общаться на родном языке). Еще один способ — когда родители постоянно «играют» в иностранный язык, называя цвета, игрушки или действия новыми словами. Однако нужно отдавать себе отчет в том, что в речь эти знания не перейдут, поскольку существуют вне языковой среды. Впрочем, плюсы такого подхода тоже существуют: он активно тренирует память, и ребенок будет более подготовлен к обучению в более старшем возрасте.

11 Мая 2018

Posta Kids Club с Марией Николаевой: типичные ошибки в воспитании детей русских nouveau riche. Часть 2

МАРИЯ НИКОЛАЕВА — директор English Nursery & Primary School

Как воспитать достойного человека, если ему повезло родиться в обеспеченной семье? Где грань между свободой выбора и вседозволенностью, личными интересами и амбициями родителей? Постоянный автор Posta-Magazine Мария Николаева продолжает разбирать педагогические проблемы в семьях русских nouveau riche.

В предыдущей колонке мы рассмотрели несколько распространенных причин недопонимания между родителями и их детьми, сегодня на повестке дня, пожалуй, наиболее типичная (и крайне опасная!) ошибка.

Еще одна укорененная ошибка — исключительно вербальное воспитание, какими бы правильными не были родительские речи и в какой бы форме они не произносились. А ведь древнюю сентенцию о том, что судить надо не по словам, а по делам, дети изначально воспринимают гораздо глубже своих родителей. Похоже, она вписана в геном человека. Вспоминается диалог с отцом двоих сыновей:

— Какими вы хотите вырастить своих детей? 
— Добрыми! 
— А что вы для этого делаете? 
— ??? Я говорю с ними о доброте... Объясняю, что нужно быть добрыми, что я тоже добрый и они должны быть добрыми... Все время говорю — это ведь так важно!

Комментарии тут, как говорится, излишни.

Мир маленького ребенка, по сути, полностью пронизан силовыми линиями отношений близких ему людей. Ему до поры до времени неоткуда взять другую базовую модель взаимоотношений с людьми и миром в целом, кроме как из своей семьи, из этого конкретного мирка. Он интуитивно считывает и воспринимает эту модель так же, как считывает язык, на котором говорят близкие (ведь никто не объясняет малышу, как говорить по-русски?). Да, собственно, атмосфера семьи и есть язык — язык ваших родительских отношений друг к другу и вообще к людям. Если, образно говоря, этот язык — мат, не удивляйтесь, с чего бы это ваше чадо стало виртуозно использовать в своей речи только три главных слова со всеми их производными. Если это модель противоречивых, болезненных, фальшивых отношений, лишенных понимания и доверия, — ребенок благополучно усвоит ее: другой пока нет. Если язык семьи — насилие, то и ребенок станет применять его. Мало кто из взрослых в семье замечает то, что даже самая легкая рябь в семейных отношениях сразу сказывается на психо-соматическом состоянии малыша: поведенчески он зачастую буквально «зеркалит» своих близких — их веселье, счастье, раскованность, интерес, напряжение, агрессию, страх, обиду...

Примером в жизни для малыша является весь сплав родительских реакций, поступков и их причинно-следственных связей, криков, жестов, слез, смеха и... слов, разговоров в том числе. Весь строй родительских повадок ребенок считывает на ура, ведь вся эта «семейная этология» — азбука его психологического выживания как зависимого члена сообщества. Ребенок в семье — главный психолог, чья интуиция, проницательность, восприимчивость, наблюдательность и интеллект могут долго оставаться незамеченными. Он легко распознает нечестность, страх, обман, лесть и прочие манипуляции как средства управления собой, так же как и иную палитру — доверие, искренность, любовь, сочувствие, радость. Он пока не знает, как это все называется — с тонкостями терминологии еще не знаком. Владение терминологией окрепнет в подростковом возрасте. И тогда родителям мало не покажется.

Родители, точно знающие (не станем разбираться, откуда), как «правильно» и как «надо», и с пеной у рта вербально обосновывающие свою несравненную правоту, но поступающие почему-то прямо противоположным образом внутри и вовне семьи, рано или поздно вызовут у детей когнитивный диссонанс. И прилагающийся к нему невроз. В конце концов, надо же определиться: делать, как папа (мама) говорит или делать как папа (мама) делает? А еще можно говорить одно, а делать другое, прямо как папа (мама). И думать при этом — третье. И тогда не удивляйтесь, если у вас в семье неожиданно вылупится юный Макиавелли. Видимо, вы создали у себя в пробирке оптимальную для него среду обитания.

Очевидно, что условным взрослым не помешало бы в первую очередь поработать над собой в процессе совершенствования ребенка. И этот процесс воспитания-самовоспитания должен быть обоюдным, с ярко выраженной обратной связью. Карма здесь быстрая, как говорится. Что посеешь, то и пожнешь... Если родитель не желает осознавать свою нечестность или грубость, с какой стати он требует этого от ребенка?

Спящего особенно трудно разбудить, если он притворяется, что спит.

11 Мая 2018

Английский язык для ребёнка: индивидуально или в группе?

Такой выбор всегда стоит перед родителем,который отправляет ребенка изучать иностранный язык. Чтобы определиться какие именно занятия вам подходят больше, мы рассмотрим особенности обучения в группе и тет-а-тет с преподавателем.

Особенности обучения в группе

Наиболее распространенный вариант. Привлекает прежде всего более доступной стоимостью занятий. Плюсов у такого формата занятий много:

  • общение со сверстниками на английском,
  • моделирование бытовых жизненных ситуаций,
  • усвоение и закрепление речевых конструкций и оборотов в диалогах.

Серьезный недостаток групповых занятий — это невозможность преподавателя уделить одинаковое внимание каждому ученику. Кроме того, обучение языку в группе — это и строгий график, под который приходится подстраиваться. Зачастую он очень бывает неудобным: соблюдать его не всегда удается, да и корректировать тоже.

Особенности обучения индивидуально с преподавателем

Индивидуальные занятия все пользуются большим спросом, ведь у них есть масса преимуществ перед групповыми:

  • непосредственный контакт “учитель-ученик”, никаких отвлекающих факторов,
  • индивидуальная корректировка и подстройка программы,
  • более свободный график занятий,
  • все внимание учителя на одном единственном ученике.

Подобный подход позволяет добиваться максимальных результатов в обучении. Тем не менее, и у этих занятий есть нюансы и свои недостатки — теряются те самые преимущества групповых занятий. Кроме того, слишком свободный график посещения занятий может вызвать проблемы с самодисциплиной у ребенка.

Какой же вариант лучше подходит?

Ответ на этот вопрос нельзя дать так однозначно. Для каждого отдельного ребенка необходимо подобрать подходящий вариант, исходя из его индивидуальных способностей, психологических особенностей и возможностей.

Если вы затрудняетесь с выбором, посоветуйтесь с опытными преподавателями из школы ENS — они помогут сделать правильный выбор в пользу тех или иных занятий. Пусть английский будет в радость для вашего ребенка!

11 Мая 2018

Светлое будущее

Представители школ и консалтинговых компаний делятся собственными наблюдениями за рынком зарубежных образовательных услуг и требованиями, которые родители к ним предъявляют.

Увеличивается ли спрос со стороны родителей, отправляющих детей учиться за границу в школы или университеты, и чем вы его объясняете?

ДАРЬЯ ЭЛЛИОТТ, ДИРЕКТОР И СОВЛАДЕЛЕЦ КОМПАНИИ CONNEXUS ACADEMIC ADVISORS

Статистика Миграционной службы Великобритании не демонстрирует значительных изменений в количестве студенческих виз, выданных русским студентам, и это лучший индикатор общей тенденции. С другой стороны, судя по данным системы UCAS, число заявлений, поданных в университеты студентами из России, показывает устойчивый рост на 5–10% каждый год. Наиболее популярны у российских студентов ассоциация 24 университетов Russel Group и Эдинбургский университет. Востребованные программы — бизнес и менеджмент, инженерные и математические науки, компьютерные технологии. Нельзя сказать, что ежегодное увеличение количества студентов, заинтересованных в обучении за рубежом, выражается в значимых цифрах, но рост постоянный. Популяризации зарубежного образования способствует появление все большего количества грантов, стипендий и субсидий.

Что касается британских школ (дети в возрасте 7–18 лет), количество зачислений студентов из России каждый год увеличивается на 5–10%. Раньше родители рассматривали только школы с самым высоким рейтингом, но сейчас оценивают и дополнительные критерии: программу международного бакалавриата, актерское мастерство, высокий процент поступления в определенные вузы.

По данным Haver Analytics и Oxford Economics, к 2011 году в России было отмечено снижение спроса на зарубежное образование. Сейчас можно говорить о том, что спрос восстановился и даже показывает тенденцию к росту. Ранее четыре страны — Китай, Индия, США и Россия — занимали 45% от общего количества иностранных студентов в университетах мира. Однако международные эксперты сходятся во мнении, что место России к 2020 году будет занято Бразилией.

ОЛЬГА СЫСОЕВА, ДИРЕКТОР КЛУБА КРЕАТИВНЫХ ЛИДЕРОВ «ХОКЛИВ»

Рейтинги зарубежных школ, и тем более университетов, к сожалению, пока опережают российские, так что неудивительно, что родители — при наличии соответствующих финансовых ресурсов — стараются инвестировать в образование за рубежом. Большинство, впрочем, предпочитают до определенного возраста воспитывать ребенка дома, чтобы сформировать семейные связи, и в основном отправляют детей учиться за рубеж в старших классах, что повышает шансы поступления в университеты.

СВЕТЛАНА БУКИНА, ПРЕЗИДЕНТ OXBRIDGE TRINITY PARTNERS

Широкий интерес к обучению за границей возник в нашей стране сравнительно недавно, в нулевые годы, сначала как дань моде и символ престижа. С годами ситуация поменялась — достойное образование стало востребовано родителями, которые сами смогли добиться успеха. Последние пять лет мы наблюдаем достаточно ровный спрос на образование в Великобритании, без резких скачков.

МАРИЯ ТУРЛАЕВА, ДИРЕКТОР LUCULLUS LANGUAGE SCHOOL

Наша статистика показывает, что все меньше родителей готовы отправлять детей в британские школы в раннем возрасте. Многие семьи предпочитают взять на работу профессиональных гувернанток или нянь из Великобритании, которые научат малыша говорить по-английски, дадут ему основы этикета, дисциплину, приобщат к общекультурным ценностям. Таких детей часто отдают в британские детские сады и международные школы в Москве.

Нередко в работу гувернера входит не только развитие ребенка, но и изучение основополагающих школьных дисциплин — это практикуется с детьми 6 лет и старше. Родителям детей более старшего возраста, с 13 лет, легче отпустить ребенка в другую страну, и они чаще обращаются за целенаправленной подготовкой к поступлению в зарубежные школы-пансионы. Из тех детей, которых мы готовим к обучению, большую часть составляют подростки 14–16 лет.

МАРИЯ НИКОЛАЕВА, ДИРЕКТОР ENGLISH NURSERY AND PRIMARY SCHOOL

Возросший интерес родителей к раннему обучению детей английскому языку объясняется модой и собственным многолетним опытом, часто неудачным. В России сейчас настоящий Baby English бум: от курсов для младенцев до частных английских гувернанток — на любой бюджет. Лидируют трудолюбивые филиппинки: дешево, и говорить по-английски научить могут, не смущает даже яркий акцент и скромный вокабуляр. Несмотря на финансовый кризис, поток родителей, готовых инвестировать в будущее детей до 1,5 млн рублей в год, растет.

Большая часть наших выпускников продолжает обучение в российских школах, 40% уходят в международные школы с преподаванием на английском языке, 20% из них собираются продолжить образование за границей.

НОЗИМА РАХМАНОВА, КУРАТОР НАБОРА СТУДЕНТОВ В РОССИИ, ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ EHL (ЛОЗАННСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МЕНЕДЖМЕНТА В ОБЛАСТИ ГОСТЕПРИИМСТВА ÉCOLE HÔTELIÈRE DE LAUSANNE)

Мы видим заметный рост числа российских студентов, поступающих на разные программы бизнес-школы EHL. Только в прошлом году количество русскоязычных студентов выросло в три раза. Увеличился поток студентов не только из российских, но и из частных европейских школ, куда отправляют детей состоятельные россияне. Частично это связано с тем, что многие устали от стандартных карьерных сценариев, богатые семьи хотят, чтобы дети занимались тем, что им интересно, например развивали отели, открывали рестораны.

Какие критерии учитывают родители при выборе школы, какие критерии вы им рекомендуете дополнительно?

НОЗИМА РАХМАНОВА, КУРАТОР НАБОРА СТУДЕНТОВ В РОССИИ, ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ EHL (ЛОЗАННСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МЕНЕДЖМЕНТА В ОБЛАСТИ ГОСТЕПРИИМСТВА ÉCOLE HÔTELIÈRE DE LAUSANNE)

Родители смотрят на комплекс критериев: успеваемость учеников, уровень преподавательского состава, школьная инфраструктура, процент поступления выпускников данной школы в топовые университеты, помощь детям при интеграции в школьное сообщество. Многим важно, предлагает ли школа программы международного бакалавриата (IB), A-level или американскую систему. Конечно, важны специализация и репутация школы, ее расположение, наличие внешкольных занятий — спортивных кружков, общественных инициатив.

ДАРЬЯ ЭЛЛИОТТ, ДИРЕКТОР И СОВЛАДЕЛЕЦ КОМПАНИИ CONNEXUS ACADEMIC ADVISORS

На фоне общемировых трендов в последние 20 лет британская система образования начала внедрять программу международного бакалавриата в качестве альтернативы традиционной A-level (система оценки выпускников средних школ) — сейчас примерно 10% учеников проходят программу IB, и эта цифра растет. В последние пять лет мы заметили значительный рост числа запросов на школы, предлагающие обе программы.

Одним из важных критериев выбора школы является близость к крупнейшим аэропортам и в целом транспортная доступность. Огромную роль играет личная рекомендация от членов семьи или друзей. Однако так родители могут обратить внимание на школы, которые не отвечают потребностям их ребенка, и мы рекомендуем посещение отобранной школы, встречу с учениками, с преподавательским составом. Отдельный вопрос — раздельное обучение. Большинство родителей, с которыми мы работаем, предпочли бы раздельное обучение для начальной школы (до 13 лет) и совместное — в старших классах (13–18 лет). Однако у тех, кто стремится отдать детей в лучшие школы-пансионы (такие как Итон, Хэрроу и Уикомб-Эбби), нет иного выбора, кроме как согласиться на раздельное обучение.

Родители руководствуются и рейтингами образовательных учреждений, которые обеспечивают самый быстрый возврат инвестиций в образование. Стоимость обучения в престижных частных школах и университетах очень высока: год в лучшей частной школе может обойтись в £40 000, а стоимость образования в заслуженном университете вместе с проживанием превысит £30 000 в год. Родители и студенты хотят иметь гарантию, что полученный диплом конвертируется в работу, которая покроет расходы.

ОЛЬГА СЫСОЕВА, ДИРЕКТОР КЛУБА КРЕАТИВНЫХ ЛИДЕРОВ «ХОКЛИВ»

Критерии выбора школы изменились — или должны измениться, если родители хотят воспитать физически и психически здорового ребенка. Должна прекратиться гонка за максимальным набором предметов и кружков, которыми школа может нагрузить детей. Важна готовность ребенка воспринимать информацию и ориентироваться в быстро меняющемся мире, так что нужно развивать коммуникативные навыки, гибкость, уверенность в себе. Это могут сделать чуткие и внимательные педагоги, не отягощенные грузом предрассудков.

Дети должны получать удовольствие от познания мира и общения со сверстниками. Мы стремимся приобщать их к искусству, иностранным языкам, развивать их мышление с помощью информационных и других технологий. Мы ищем родителей, которые хотят дать ребенку возможность найти свой путь в жизни, а не думают о заранее спланированной за ребенка карьере юриста или банкира.

СВЕТЛАНА БУКИНА, ПРЕЗИДЕНТ OXBRIDGE TRINITY PARTNERS

Мой главный совет родителям — ориентируйтесь на таланты ваших детей, а не на рейтинги и престиж школы. Важно раскрыть врожденные способности ребенка. Редкие дети с глубочайшими академическими знаниями словно созданы для учебы в Оксфорде или Кембридже. Не меньшее удовольствие работать с творческими детьми, которые порой не вписываются в строгую систему академического обучения. Они часто сталкиваются с проблемами в российских школах, но в Великобритании расцветают благодаря дифференцированному подходу к образованию.

ИНЕССА ХВОСТОВА, УПРАВЛЯЮЩИЙ ДИРЕКТОР LUCULLUS EDUCATIONAL CONSULTANTS

Как правило, к решению отправить ребенка учиться в другую страну родители приходят, столкнувшись с тем, что достойную школу в России найти не так просто. Со времени начала реформ прошло 30 лет, но пока, к сожалению, уровень нашего образования падает. Об этом нам говорят в том числе представители британских школ, которые тестируют наших детей. Особенно заметно падение уровня знаний в точных науках, где мы традиционно были очень сильны. За те же 30 лет в системе британского среднего образования провели ряд успешных реформ, и требования к школьникам выросли. Родители часто приходят с условным списком школ, которые они видели в рейтингах или которые им посоветовали. Наши британские сотрудники работают с ведущими школами, они в курсе последних кадровых перестановок, успехов и скандалов, поэтому в своих рекомендациях мы опираемся не на рейтинги, а на репутацию. Только 6% британских детей учатся в частных школах. Их в Великобритании порядка 3000, около 100 — действительно престижные.

Часто у россиян есть убеждение, что, раз школы принимают детей за оплату, особых требований у них нет. На самом деле это, конечно, не так. В дополнение к солидным знаниям большинство школ хотят видеть у кандидатов спортивные и творческие таланты. Во время подготовки к поступлению мы знакомим ребенка с традициями британского высшего общества, учим его традиционным спортивным играм, чтобы в новой школе он не почувствовал себя аутсайдером.

Шансы на успешное зачисление в сильную школу падают с каждым годом отложенного решения. В престижные школы Англии лучше поступать в 7–8 лет, Итон, Винчестер и Хэрроу проводят отборочные экзамены в 9–11 лет.

11 Мая 2018

Posta Kids Club с Марией Николаевой: типичные ошибки в воспитании детей русских nouveau riche. Часть 1

МАРИЯ НИКОЛАЕВА — директор English Nursery & Primary School

Как воспитать достойного человека, если ему повезло родиться в обеспеченной семье? Где грань между свободой выбора и вседозволенностью, личными интересами и амбициями родителей? Об этом, а также о типичных ошибках русских nouveau riche размышляет постоянный автор Posta-Magazine Мария Николаева.

Однажды я объясняла гувернантке из Великобритании — даме с блестящим образованием, впечатляющим послужным списком и предложением о работе в Москве — особенности новых русских родителей. Внимательно выслушав, воспитатель английских аристократов задумчиво спросила: «А есть ли в России old money?» «Нет пока, — ответила я. — Но обязательно будут. А пока что есть любящие родители, которым трудно определиться в новой материальной реальности».

Поменяв хрущевки на пентхаусы, «Жигули» — на Porsche Cayenne, малиновые пиджаки — на Brioni, новые русские папы задумались: как растить детей? Ответ на этот вопрос на практике выливается в две взаимоисключающие, но одинаково деструктивные для ребенка тенденции: растить так, как растили их самих, как правило, — в чрезмерной строгости, или наоборот — во вседозволенности и роскоши — мол, у нас не было, можем себе позволить. Воспитательная концепция внутри этой альтернативы может иной раз варьироваться в зависимости от жизненных установок мамы/папы, количества детей или даже пола ребенка.

Самая распространенная ошибка — это непонимание потребностей ребенка ввиду отсутствия контакта с ним. Именно физического контакта — когда родители не проводят с детьми время, передав заботу о них сначала няням, а затем — многочисленным репетиторам. Красивая картинка будущего наследника у каждого своя, при этом индивидуальные особенности ребенка редко учитываются, тем более его пожелания: так гольф заменил футбол, английский язык — русский, девочек водят на танцы, а мальчиков — на боевые искусства. Да, еще теннис — куда же без него!

В эмоционально-психологическом плане ребенок чувствует себя отверженным, в интеллектуальном — перегруженным чередой не всегда интересных ему, но обязательных занятий.

Тем самым родители бессознательно вновь запускают для своих детей тот сценарий из собственного детства, из которого, как им кажется, они благополучно выкарабкались в новой успешной жизни — сценарий навязывания детям целебного курса своих благих намерений и сопутствующего им ада. Вкупе с собственными представлениями о прекрасном. Понятно, что кто-то считает благом подзатыльник, а кто-то — выставку Айвазовского, или все это вместе в одном флаконе. Ключевое слово здесь — навязывание, «настоянное» на насилии, чувстве вины, стыда и страха. Этот букет негативных чувств может навсегда прикипеть в сознании ребенка ко всему действительно прекрасному, если его внедрение сопровождалось психологическим или физическим насилием. В конце концов, прекрасное может навсегда «отвалиться».

Ребенок — не недочеловек, которого нужно выковать из болванки до совершенства, чтобы конвертировать последнее в социальный, материальный и интеллектуальный статус, равный успеху его родителей.

Ребенок — не проект. Какому чудаку захотелось бы стать чьим-то проектом и полем для разнообразных экспериментов? Ребенок — человек во всем своем живом противоречии, а не сплошная ошибка природы, которую родители призваны исправить раз и навсегда, работая как сплоченная команда киборгов.

Ребенок, вообще-то, живой — так же, как и его родители. Все ненастоящее, идущее вразрез с его подлинными внутренними потребностями и естественным интересом, рано или поздно отшелушивается. Иногда критически поздно, увы. А чтобы уловить эти внутренние потребности и интересы, следует душевно потрудиться самому взрослому: делать попытки понять своего ребенка (и, кстати, не только своего), признавая ценность его автономной жизни, — privacy, как говорят англичане, учиться уважать его чувства и выбор, учиться доверять ему, искать, пробовать новое на свой страх и риск, импровизировать, не бояться ошибаться и... ошибаться. Выходит, придется расти вместе с ребенком и меняться самому. И выглядит эта перспектива в глазах большинства пап и мам устрашающе трудной и ненужной. Проще снять с себя все обязательства и перепоручить ребенка профессионалам, обладающим универсальным набором психологических отмычек, за которые и так уже уплочено! Вот только зачем тогда родители?

Вторая весьма частая ошибка — это передержка детей до школы в домашних условиях, часто в загородных домах, на свежем воздухе, для здоровья. Несоциализированный ребенок, перехваленный няньками за любую каляку-маляку, попадает в класс, в реальный мир со своей иерархией, своими лидерами и аутсайдерами и... получает мощнейший стресс, вплоть до неврозов. Прежний инструментарий манипулирования взрослыми, отработанный за годы заточения в кругу умиляющихся родных, категорически не работает. Сколько не истери, в игру не возьмут. Еще и портфелем по голове треснут и словом новым назовут. Путь привыкания долог и чреват непредсказуемыми вызовами. Детские силы, которые уйдут на их преодоление, можно было бы употребить в гораздо более мирных целях... И использовать куда продуктивнее.

Мне вспоминается диалог с отцом 5-летней девочки: 
— Ваши ожидания от детского сада? 
Ответ поразил лаконичностью: 
— Корону снимите, пожалуйста!

Выбор детского сада для состоятельных родителей — дело непростое. Взыскательному клиенту предлагают классический набор коммерческого сада: английский с носителями, Монтессори, бассейн. При этом английский представлен филиппинками, система великой итальянки — набором деревяшек, бассейн — в 40 минутах на автобусе. Зато все сады «международные», а то и вовсе — «академии». Поди разберись!

Часто слышу мнение — вот вырастет, отправим в Англию, а сейчас зачем деньги тратить. Не понимают, что многие когнитивные процессы нужно запускать в детстве: потом эти навыки ни за какие деньги не купишь! В Англии ведь тоже давно определились с потоком платежеспособных заграничных клиентов — есть школы «для умных», а есть —для всех остальных. Итак, ошибка третья — экономическая.

Следующая ошибка — полное отсутствие у пап и мам рефлексии по поводу своих текущих прикладных воспитательных стратегий, а ведь сам биологический факт материнства и отцовства не превращает их автоматически в хороших, думающих и действующих осмысленно родителей, в тех людей, которые помогут ребенку стать взрослым, то есть ответственным за свою жизнь и делающим свой осознанный выбор человеком. Родительство — это вызов, процесс и становление. И оно — навсегда. Многие ли родители отдают себе отчет в том, какова их подлинная собственная родительская задача, если исключить ту, которую они некритично заимствовали у своих пап и мам? И сами они взрослые ли люди в своем понимании? Не исключено, что быть взрослым в их представлении — это неукоснительно выполнять требования папы, мамы и бабушки.

Далеко не все из взрослых осознают даже свою собственную жизненную стратегию, которая, кстати, может совершенно не совпадать с кодексом и ценностями того учебного заведения, в которое они настойчиво пристраивают свое чадо, что впоследствии может закономерно породить разочарование.

Один мудрый человек кратко сформулировал универсальную родительскую задачу так: в конце концов, родителям следует научить своего ребенка обходиться без родителей. И точка. Но не отдавать его для этого на откуп пусть профессиональных, но все же чужих людей, а научить на собственном примере опираться на себя и оказывать поддержку близким.

Современный цивилизованный мир — это мир индустрии знаний и инноваций. Он движется в сторону абсолютной ценности идей и технологий, развиваясь по экспоненте. И в эту инновационную экспоненту успешно впишется лишь тот, кто умеет и хочет учиться.

Среди разных видов капитала, который приобретается современным юным человеком, образовательный и культурный капитал, включающий в себя и способность к самообучению, — единственный, который невозможно утратить в течение жизни. В отличие, к примеру, от экономического или социального статуса. Он дает безусловные преимущества в поиске и смене своего призвания, самореализации, росте профессионализма, вообще в созидательной деятельности, нацеленной на себя и на мир.

21 Декабря 2016

Posta Kids Club с Марией Николаевой: верен ли постулат книги Масару Ибуки «После трех уже поздно»?

МАРИЯ НИКОЛАЕВА — директор English Nursery & Primary School

Книга Масару Ибуки «После трех уже поздно», рассказывающая о необходимости раннего развития, наделала много шума. Мы попросили нашего постоянного автора Марию Николаеву прокомментировать основные постулаты, обозначенные японским автором, и ответить на главный вопрос — действительно ли самый высокий потенциал к обучению заложен в ребенке в возрасте от нуля до трех лет?

Я бы перефразировала название книги Масару Ибуки так — «После трех лет многое уже труднее».

Так называемое «окно развития» не закрывается в три года — наш мозг способен учиться до самой смерти, однако с годами воспринимать и запоминать новую информацию становится гораздо сложнее. По моим наблюдениям, и в этом я полностью согласна с автором бестселлера, до трех лет мозг ребенка необычайно пластичен, любознательность — высочайшая, артикуляционный аппарат только складывается и может произнести любой звук, физические возможности — практически безграничны. Именно поэтому знаменитый японец и предлагает не ограничивать активность ребенка просмотром мультфильмов и прогулками на детской площадке, а советует начинать развивать его уникальные способности к восприятию всего нового как можно раньше.

Например, все знают о том, что в раннем детстве легко научить ребенка говорить на нескольких языках. Однако у нас в стране принято начинать занятия иностранным языком лет с семи, причем это советуют невропатологи и логопеды, так как раньше, мол, нельзя — может не сформироваться правильная речь на родном языке. Я не поленилась и спросила врачей в Канаде и Швейцарии, не вредно ли ребенку начинать говорить на другом языке до семи лет — они очень удивились такой постановке вопроса, поскольку в этих странах все говорят на двух и более языках с самого раннего детства, в зависимости от места проживания и национальности родителей.

В двух из шести филиалов English Nursery & Primary School учатся дети от 2-2,5 лет (в остальных — с трех). Результаты обучения двухлеток английскому языку превзошли все наши ожидания! А ведь мы ничему не учим в классическом понимании этого слова — мы просто погружаем детей в языковую среду и занимаемся с ними целый день различными полезными вещами: строим, рисуем, танцуем, играем, но делаем это строго на английском языке. Дети копируют речь взрослых и уже через несколько месяцев начинают говорить, причем иногда это совпадает с началом речи на родном языке. Вывод: не стоит ждать, пока время уникальных лингвистических способностей пройдет и потом мучить ребенка неправильными глаголами и чуждой артикуляцией.

То же самое происходит с природной гибкостью и пластичностью детского тела — попробуйте-ка растянуть на шпагат 10-летнюю барышню! А в два года ребенок легко выполняет сложные гимнастические элементы, потому что ему интересно пробовать все новое, и у него пока нет чувства страха.

Что касается эстетического образования маленьких детей, то знаменитое обучение игре на скрипке в три года — без насилия, основываясь лишь на природной любознательности — это восхитительной опыт, достойный подражания.

Я бы советовала всем родителям как можно раньше приобщать детей к классической музыке, особенно музыке барокко — она считается наиболее гармоничной. Рано развивая музыкальный диапазон ребенка, вы окажете ему неоценимую услугу в будущем и откроете прекрасный мир классической музыки. А вот если ребенок будет слушать лишь детские песенки и хип-хоп, то, скорее всего, он вряд ли сможет насладиться оперой в более взрослом возрасте.

Несколько слов про воспитание. Многие родители, приходящие в наши детские сады, рассказывают о том, что до трех лет воспитывали ребенка по «японской системе» —позволяли ему все и ни в чем не ограничивали — и ссылаются на книгу г-на Ибуки. Я дважды была в Японии и со всей ответственностью могу сказать, что никакой вседозволенности у маленьких японцев я не наблюдала. А вот то, что дети очень редко кричат и капризничают, то, что родители разговаривают с ними тихо, терпеливо и вежливо — вот это было заметно.

125 миллионов японцев живут на территории, в 45 раз меньше территории России с ее 145-миллионным населением! Их удивительная система воспитания — развитие с самого раннего детства уважения к интересам другого человека, возведенная в культ японская вежливость — все это обуславливается условиями проживания и вековыми традициями густонаселенной островной нации, лишь в XIX веке открывшей двери внешнему миру.

Кстати, а вы знаете, что символом дня мальчиков в Японии является... карп? Согласно легенде, карп долго плыл против сильного течения реки и, преодолев водопад, превратился в дракона и поднялся в небо. Карп символизирует жизнестойкость, упорство и мужество — именно этими качествам должен обладать настоящий мужчина, и на мой взгляд — не только японский.